Традиционные представления о витамине D связаны прежде всего с его ключевой ролью в кальциево-фосфорном обмене и влиянием на минеральную плотность костной ткани. Однако,  сегодня  известно, что витамин D является по сути стероидным гормоном, обладающим целым рядом важных эффектов, которые крайне необходимы для обеспечения широкого спектра физиологических процессов и оптимального состояния здоровья человека.

Термин «витамин D» включает целую группу веществ, из которых наиболее известны холекальциферол  – витамин D3 и эргокальциферол – витамин D2. Витамин D3 синтезируется в коже человека и животных из производного холестерина под воздействием ультрафиолетовых лучей солнечного света и  поступает в  организм в  основном из пищевых продуктов животного происхождения (рыбьего жира, сливочного масла, яиц, молока).

Витамин D2 можно получить только из пищи растительного происхождения (дрожжей, хлеба, грибов, некоторых овощей). Витамины D2 и D3 биологически инертны. Для активации и  превращения их в  активную форму D-гормона в  организме должны пройти два процесса химического превращения (гидроксилирования). Первый происходит преимущественно в печени и превращает витамин D3 в  25-гидроксивитамин D [25(OH)D], известный как кальцидол. Второй происходит преимущественно в  почках с участием фермента CYP27B1  – альфагидроксилазы, его результатом является синтез биологически активного 1,25-дигидроксивитамина D [1,25(OH)2 D], или кальцитриола.

В отличие от витаминов, к активной форме витамина  D (1,25(OH)2 D, или кальцитриолу), в клетках различных органов и  тканей выявлены специфические рецепторы (Vitamin D Receptors – VDR), что позволяет классифицировать витамин D как D-гормон. Функции его состоят в  способности генерировать и  модулировать биологические реакции в тканях-мишенях за счет регуляции транскрипции генов.

Новые представления о витамине D как о  мощном стероидном гормоне привели к существенной переоценке его физиологической роли в организме человека в разные периоды жизни. Оказалось, что достаточный уровень D-гормона необходим от внутриутробного развития до самой глубокой старости.

 

Сегодня дефицит витамина (гормона) D – это новая метаболическая пандемия XXI в.

Особенно подвержены развитию дефицита витамина D люди, проживающие севернее 35-й параллели (в Северном полушарии), что обусловлено недостаточным уровнем инсоляции большую часть года. Согласно данным современных исследований, можно утверждать, что не менее 50% населения Земли имеют дефицит витамина D.

Среди лиц старшего возраста дефицит витамина D наблюдается уже в 80–90% случаев, что сопровождается развитием разнообразных возрастных ассоциированных заболеваний.

Последние эпидемиологические и  экспериментальные данные показали, что низкий уровень витамина D тесно связан с высоким риском общей смертности, сердечно-сосудистых и  онкологических заболеваний (в основном рака молочной железы, простаты и толстого кишечника), ожирения, метаболического синдрома, а также инсулинорезистентности и сахарного диабета первого и  второго типов.

Лабораторная диагностика концентрации витамина 25(ОН)D является ключевым моментом в оценке  его дефицита и недостаточности. С 1995 года в мире функционирует международная программа стандартизации определения витамина D – DEQAS. Поэтому при определении уровней 25(ОН)D в динамике лечения рекомендуется использование одного и того же метода исследования в одной и той же лаборатории.

Наряду с определением 25(ОН)D в крови целесообразна также оценка основных параметров фосфорно-кальциевого обмена и уровня маркеров костного ремоделирования в начале лечения и после коррекции уровня витамина D.

В  клинико-диагностической  лаборатории  ЦКБВЛ  для определения витамина 25(ОН)D используются  реагенты фирмы  «ROCHE», Швейцария и   иммунохемилюминесцентный  анализатор COBAS e 411 (Япония – Германия).  Качество используемых реагентов и аппаратуры  соответствует требованиям   DEQAS , что обеспечивает   достоверные  результаты   проводимых исследований.